Click to order
Cart
Total: 
Your Name
Your Email
Your Phone

Что на самом деле вы знаете об успешных женщинах?

Аннотация к статье с результатами исследования выпускников Гарвардской школы бизнеса, опубликованной в Harvard Business Review
Есть мнение, что гендерный разрыв в высшем менеджменте и советах директоров существует из-за недостатка компетентных и опытных женщин, достойных этих позиций. Социологи из Гарвардской школы бизнеса исключили этот домысел, чтобы узнать настоящую причину.
Фото: depositphoto
Каким образом? Они провели исследование среди 25 000 выпускников этой престижной бизнес-школы, предварительно разделив их на три возрастные группы: «бэби-бумеры» (49-57 лет), поколение Х (32-48 лет) и миллениалы (26-31 год).

Выпускники Гарвардского MBA, которых сложно заподозрить в некомпетентности или неопытности, отвечали на вопросы о том, насколько оправдались их карьерные ожидания, менялись ли их ценностные установки, понимание успеха, представления о распределении ролей в семье, о балансе личной и профессиональной жизни. И вот что получилось.
Совпадают ли желания мужчин и женщин?
Как оказалось, высокообразованные мужчины и женщины разделяют те же ценности и имеют схожие представления о личном и карьерном успехе. Сразу после обучения понятие успеха они связывали с должностью и профессиональными достижениями. Но с течением времени карьерная ориентация успеха сменилась на качество личной жизни: семейное счастье, жизненный баланс, возможность приносить пользу обществу и помогать другим. В большей степени это характерно для старшего поколения респондентов.

В определении престижной работы мужчины и женщины тоже совпали: она должна способствовать профессиональной реализации, должна иметь смысл, приносить удовлетворение и предоставлять возможность для карьерного роста и развития.
Опрос показал, что главная ценность, как для мужчин, так и для женщин, состоит в одновременной реализации в профессиональной и личной жизни. Но возможности для достижения этой цели, к сожалению, зависят от пола.
Если среди мужчин 50-60% респондентов полностью или очень удовлетворены своими профессиональными достижениями, возможностями карьерного роста и балансом между работой и личной жизнью, то только 40-50% женщин поставили схожую оценку удовлетворённости по этим параметрам.
Действительно ли женщины самоустраняются?
Долгое время главным объяснением недостатка женщин в советах директоров, в ТОП-менеджменте и на других руководящих позициях, было прекращение карьеры ради воспитания детей.

В этом отношении интересен пример компании Deloitte. Еще в 90-х годах там попытались выяснить, почему при равном найме мужчин и женщин в течение последних десяти лет, среди кандидатов в партнеры фирмы было только 10% женщин. Оказалось, что 70% женщин, покинувших Deloitte, работали полный день еще как минимум год в другой компании, и только 10% уходили из-за детей.

Несмотря на то, что жизненные приоритеты у мужчин и женщин одинаковы, существует убеждение, что для женщин семья важнее карьеры. Исследователи изучили, прерывали ли выпускницы Гарвардского МВА карьеру или переходили ли на частичную занятость после рождения детей. Опрос подтвердил выводы Deloitte – только 11% женщин делали карьерный перерыв для ухода за детьми, а 74% работали полное время.
Большинство женщин предполагали, что их труд будет оцениваться наравне с мужчинами. И многие из них разочаровались в этом.
Выяснилось, что женщины покидали работу после рождения детей не потому, что хотели посвятить себя заботе о семье. Просто родив детей, они обнаружили себя в уязвимой позиции с весьма туманными перспективами на продвижение или даже были отстранены от проектов, которые ранее вели. Они стали жертвами стигмы, что женщина с детьми обязательно воспользуются частичной занятостью или свободным графиком, который несовместим с высокими назначениями.
Действительно ли семейные обязанности лишают женщин руководящих перспектив?
Среди опрошенных от 28% до 44% женщин и только 2% мужчин брали отпуск по уходу за детьми более чем на полгода. Существует мнение, что именно этот перерыв в карьере является причиной отсутствия женщин в руководстве. Ведь руководящие позиции требуют определенного стажа работы, который у женщин, в силу таких перерывов, короче.

Чтобы подтвердить ли опровергнуть этот тезис, исследователи изучили множество переменных, включая возраст, отрасль, сектор, размер организации, период перерыва в работе по уходу за детьми и количество таких перерывов. Они учитывали такие факторы как готовность к гибкому графику и смене работы. Но не нашли взаимосвязи.
Женщины на самом деле чаще принимают решения в пользу семьи. Но это не объясняет гендерный разрыв в ТОП-менеджменте.
Конфликтуют ли представления мужчин и женщин о распределении ролей в семейной и профессиональной жизни?
Более полвины мужчин старших поколений ("бэби-бумеров" и "поколения Х"), получив бизнес-образование, ожидали, что их карьера будет важнее, чем у их партнерш. При этом 83% респондентов уже были женаты. Примечательно, что ожидания «карьерного превосходства» у белых мужчин были выше, чем у «цветных». Среди чернокожих респондентов 48% были готовы к равнозначному отношению к карьере партнерши. С ними солидарны были только 39% белых мужчин.

Одновременно, подавляющее большинство женщин вне зависимости от возраста и расы хотели бы, чтобы их карьера была не менее важна, чем у супругов. Меньшинство (17%) были готовы на подчиненную роль своей карьеры. Но 40% опрошенных женщин признали, что произошло именно так .

И мужчины это подтвердили. Почти 75% из них согласились, что их карьера оказалась важнее, чем у партнерш. В то же время ожидания многих женщин не оправдались.
Несмотря на то, что большинство женщин определили свой брак как прогрессивное и эгалитарное партнёрство, на деле их карьера имела меньший приоритет.
В том, что касается воспитания детей, представления о ролях среди выпускников были более традиционными, чем о карьере: 75% мужчин и 50% женщин предполагали, что основную часть обязанностей с детьми возьмут на себя женщины. И даже среди женщин, ожидающих равноправия с мужчинами в плане распределения семейных обязанностей, примерно 50% были готовы взять основную заботу о детях на себя. Намеревались половина, но на самом деле это сделали более 70% женщин.

Но если первым приоритетом у женщины является воспитание детей, то карьера автоматически уходит на второй план. Это в некоторой степени объясняет более низкую удовлетворенность женщин от карьеры, и саму взаимосвязь между распределением семейных обязанностей и удовлетворенностью карьерой у женщин.

Таким образом, традиционное распределение ролей в семье явно преобладает среди «бэби-бумеров» и поколения X. Характерно, что среди чернокожих респондентов традиционные установки о воспитании детей встречаются на 15-20 процентных пунктов реже.

Несмотря на то, что женщин, разделяющих традиционное распределение ролей в воспитании детей, гораздо больше, чем традиционное распределение карьерных приоритетов, мужчины и женщины расходятся в своих позициях.

Женщины ожидают равного к себе отношения, но их ожидания не оправдываются. Мужчины, напротив, более успешны и более удовлетворены своей карьерой. И эта разница между ожиданиями и реальностью у женщин тем ярче, чем чаще они наблюдают рост карьеры своих партнеров и угасание свой собственной.
Женщины, которые в начале карьеры имели эгалитарные ожидания, но оказались в традиционной среде, менее удовлетворены своей карьерой, чем те, чьи представления о равном распределении карьерных возможностей и домашних обязанностей в партнерстве с мужчинами оправдались.
Мужчины, которые придерживались традиционного распределения ролей, но оказались в ситуации равного партнерства, были менее удовлетворены своими карьерными успехами, чем их коллеги с более традиционным укладом семейной жизни. Быть может это является отражением культурной установки, что мужская работа приоритетна.

Таким образом, у мужчин удовлетворение от карьеры напрямую связано с традиционной моделью семейных отношений, в то время как у женщин ситуация прямо противоположная независимо от первоначальных ожиданий.
Изменится ли ситуация с приходом поколения миллениалов?
Заманчиво думать, что молодые люди, начинающие карьеру, изменят правила игры. Но не все так просто. Действительно, мужчины миллиниалы менее, чем их старшие коллеги, склонны ставить свою карьеру в приоритет над карьерой партнерши. Они менее склонны полагать, что женщины возьмут на себя основные обязанности по воспитанию детей: треть из них готовы вносить равный вклад со своими партнершами. Среди «бэби-бумеров» таких только 16%, в поколении Х – 22%.
Тем не менее их представления о распределении ролей более традиционны, чем у женщин миллениалов: 75% женщин ожидают равного отношения к своей карьере, в то время как половина мужчин-миллениалов считают, что их карьера имеет приоритет.
И две трети мужчин считают, что основную заботу о детях должны взять на себя женщины, и только 42% женщин с этим бы согласились.

На момент исследования только 10% выпускников-миллениалов имели детей, поэтому сравнить их ожидания и реальность было невозможно. Но судя по этим первым индикаторам, схожим с более старшими поколениями, быстрых изменений ждать не приходится.
Разрушаем мифы и меняем действительность
Существует вера в то, что главное препятствие для карьеры женщины – это она сама: от самоустранения до сознательного дауншифтинга. Часто женская карьера обсуждается с акцентом на ее нежелании идти вверх или на ее отказе от возможностей и проектов. Мнение, что женщины ценят карьеру меньше мужчин, или что матери не хотят иметь руководящую и ответственную работу, весьма распространено.

Но это не соответствует действительности. По крайней мере для выпускников Гарвардской бизнес-школы, которым важны профессиональные достижения, а карьера имеет ценность не меньшую, чем у их партнёров.

Личная жизнь вне работы и семья представляют ценность и для мужчин, и для женщин. Но почему тогда существует гендерный разрыв даже среди такой высоко образованной и бизнес-ориентированной аудитории? Явно не потому что женщины решают прервать карьеру ради воспитания детей, т.к. очень немногие на самом деле делают это, или предпочитают частичную занятость, чтобы сбалансировать семейную жизнь.
Женщины стремятся к карьерному и социальному росту. Многие из них добились ТОП позиций параллельно с исполнением домашних обязанностей. Женщины хотят более значимой работы, более сложных задач, больше возможностей для развития карьеры.
Может быть женщины начинают заниматься детьми просто потому, что их карьера натыкается на стену, их ставят на второстепенные поддерживающие позиции?

В то же время современные мужчины испытывают возрастающее давление на работе из-за того, что хотят больше времени посвящать детям. Но их вынуждают демонстрировать верность семье, играя роль кормильца, даже если он в результате меньше находится дома.
Словом, устранение гендерного дисбаланса на руководящих позициях пойдет на пользу и мужчинам и женщинам. И те и другие смогут почувствовать себя счастливее и успешнее.
Текст анотации подготовила Екатерина Кравцова
Оригинальный текст статьи "Rethink What You "Know" About High-Achieving Women", авторы Robin J. Ely, Pamela Stone и Colleen Ammerman опубликован в Harvard Business Review, декабрь 2014 г.
22 августа / 2019